June 5th, 2016

Президент-верблюд


Петр Порошенко напоминает мне верблюда, который протискивается в игольное ушко. Законы геометрии не поддаются, но Петр Порошенко очень старается.

Кстати, о «геометрии»: 25 мая исполнилось ровно два года со дня избрания господина Порошенко Президентом Украины; 7 июня — два года со дня инаугурации. С чем всех нас и поздравляю!

По прошествии этих двух лет, социологи зафиксировали существенное сужение игольного ушка. 18 мая Киевский международный институт социологии представил результаты исследований: если бы выборы Президента Украины проходили во второй половине мая, 9,5% проголосовали бы за Юлию Тимошенко, 6,6% — за Олега Ляшко, 6,1% — за Петра Порошенко. Таким образом, если неопределившиеся граждане не придут на выборы, в голосовании примут участие 53% избирателей, и поданные голоса распределятся следующим образом: 21,0% за Юлию Тимошенко, 14,6% — Олега Ляшко, 13,5% — Петра Порошенко.

Более благосклонны к Петру Порошенко социологи Центра Разумкова. Согласно их данным от 26 мая, за Петра Порошенко готовы проголосовать 10% избирателей, за Юлию Тимошенко — 7,4%, Олега Ляшко — 5,7%.

В чём причина расхождения данных — вопрос, конечно же, интересный, но в данном случае не принципиальный. Ведь тот же Центр Разумкова представил и другие цифры. Вопрос респондентам: «Поддерживаете ли Вы инициативу досрочного прекращения полномочий Президента Украины и проведения внеочередных президентских выборов?»: «да» — 44,5%, «нет» — 39%, не определились с ответом — 16,5% респондентов.

При таком распределении мнений, спор о том, 10% или 6,1% голосов получит Петр Порошенко, — вообще не актуален: почти половина страны считает внеочередные президентские выборы — целесообразными.

Как же так получилось, что человек, за которого два года назад отдали свои голоса 54,7% избирателей, растерял доверие, и нынче половина Украины склонна вновь принять участие в выборах? Виной всему — Путин и война, — уверяет бизнес-партнер Петра Порошенко, народный депутат Игорь Кононенко. Оно, конечно же, так. Но, как мне помнится, Путин и война никоим образом не помешали Петру Порошенко выиграть выборы.
Как Петр Порошенко растерял доверие граждан — свидетельствуют данные всё того же Киевского международного института социологии. Вот результаты опросов, касающиеся последних нашумевших событий.

1. По поводу офшорного скандала: должен ли Петр Порошенко уйти в отставку?
Безусловно, должен — 48,6%,
Скорее, должен — 17,5%,
Скорее, не должен — 9,3%,
Безусловно, не должен — 6,3%.
Затруднились ответить — 18,3%.

2. По поводу назначения Юрия Луценко (кума Петра Порошенко) Генеральным прокурором: как вы относитесь к этому назначению?
Положительно — 14,9%,
Отрицательно — 67,3%,
Затруднились ответить — 17,8%.

Вот интересно: а Петр Порошенко эти цифры видел?..

Да весь ужас-то не только в офшорных юрисдикциях и непотизме, весь ужас в том, что все два года президентства — это сплошные «офшоры»: разнообразные ухищрения, виляния, уловки и еще черт знает что! Правда и ложь в словах и действиях Петра Порошенко слились настолько, что для их различения невозможно найти два разных слова.

Со дня инаугурации мы видим:
— парламентские выборы по старой избирательной системе (первое откровенное нарушение предвыборных обещаний и требований Майдана);
— пришествие варягов в правительство — со всеми сопутствующими дрязгами (общество этот шаг не приняло, но проглотило);
— переименование милиции на полицию, вливание колоссальных средств, а на выходе — бутафория (много шума из ничего);
— начало венной операции, поражение под Иловайском — помпезный парад на Крещатике (и в этот момент стало по-настоящему страшно);
— Минские переговоры: формат «из непонятого», результаты «из непонятого», и что со всем этим делать — тоже непонятно, однако Петр Порошенко неизменно доволен, и Петром Порошенко довольны — Путин, Меркель и этот, как его, — Штайнмайер;
— Дебальцево — вновь поражение (к счастью, обошлось без парада);
— наглейшее воровство правительства Арсения Яценюка, падение банковской системы: Гонтарева — лучшая, уверяет Петр Порошенко;
— грандиозные разоблачения в коррупции, выдвинутые Николаем Гордиенко, — увольнение Николая Гордиенко: борьба с коррупцией — наш долг, неустанно повторяет Петр Порошенко;
— чехарда Генеральных прокуроров, последний аккорд — назначение Юрия Луценко (что об этом думает общество — цифры приведены выше).

Вот-так, день за днем, с каждыми довыборами в Чернигове, с каждым
арестом Корбана, с каждым заявлением о безальтернативности Минских договорённостей, с каждой попыткой продавить конституционные изменения, с каждым погибшим солдатом на Восточном фронте — все эти два года таяло доверие к Петру Порошенко.

Но зато мы будем ездить в Европу без виз, непременно, очень скоро, наверное.

Петр Порошенко считает себя самым крутым финансистом, промышленником, дипломатом, политтехнологом. Не удивлюсь, если, смотрясь в зеркало, он называет себя «мачо». Зачем ему задумываться о мнении общества — сумме мыслей и чувств законченных неудачников?

Наблюдая увядание пафосного образа Петра Порошенко, я, впрочем, ощущаю непреодолимую грусть. Как бы там ни было, при всём моём изначально отрицательном отношении к нему, он — Президент моей страны. И мне горько видеть обращение этого человека в ничто, даже при том, что меня и миллионы мне подобных, он считает ничтожествами. Свойственный этому человеку нарциссизм всё же не упраздняет в нём живого человека.

Задумав этот текст, я просмотрел уйму публичных выступлений Петра Порошенко: искал живого человека. И теперь, два года спустя, слушая известные слова о продаже бизнеса, окончании АТО в несколько часов, проведении парламентских выборов за открытыми списками, — у меня складывается впечатление, что сам Петр Порошенко говорил искренне. Да, мне кажется, что он действительно имел решимость — избавится от бизнеса и посвятить всего себя исключительно изменению страны.

Я даже знаю побуждающую причину: его вела жажда власти, им владела страсть к возвышению. Вздымаясь на гребне этого вожделения, он без сожаления объявил о готовности расстаться со своими заводами и пароходами. «Я всё готов разнесть в щепу, / и всех поставить на колени». И всё во имя обладания желаемым — статусом, изменяющим его представление о себе; скупой рыцарь помыслил о чести и достоинстве. Это была настоящая страсть, сделавшая его на миг искренним человеком.

Психологи скажут, что указанная мной «побудительная причина» — это компенсаторная мотивация, и будут правы. Что случилось со страстью этого человека? Что случилось с его вожделением? Страсть — это демон, влекущий к неизвестному. И залог свершения будущего — сам человек, и не более того. Петр Порошенко заложил свои сундуки с золотом, но когда пришло время платить по векселям — струсил. Желая стать Президентом, он объявил о готовности пожертвовать реальным: свой бизнес, всю свою прежнюю жизнь, по существу, — отдать за нереальное — будущие свершения.

Он построил своё дело на Ничто, однако, сам являясь ничем, — получил соответствующий результат.

Политтехнологи, считающие политику «искусством возможного» (глупое и близорукое определение), оказали Петру Порошенко медвежью услугу.

Они побудили его отказаться от изменения избирательной системы. Имея дело с закрытыми списками, политические партии вновь получили возможность, используя сугубо пиар-технологии, провести в парламент «верных людей». Как следствие, в парламенте преобладает масса ничтожеств, а реформа избирательной системы и законодательства, регламентирующего деятельность политических партий, оказалось отложенной.

Запуганный «новым Майданом», Петр Порошенко сделал ставку на армию генералов. Генералы отдавали приказы умирать, солдаты — героически умирали. Но эта армия оказалась неспособной побеждать.

Став заложником армии из прошлого, Петру Порошенко не осталось ничего другого, как пойти на позорные Минские соглашения, и ждать милости от ОБСЕ, Ангелы Меркель, уповать на санкции и прочие чудеса.

Будучи неспособным защитить страну, он объявил войну несуществующей, посеяв неопределённость в умах и настроениях, в корне уничтожив готовность граждан биться за свою Родину. Раз нет войны, то нечего и рвать тельняшку на груди, незачем переводить экономику на военные рельсы, изыскивать научный и инженерный потенциал.

Приняв Минский позор, он принужден умножать его — проталкивать через парламент особый статус ОРДЛО. Страна живет с предчувствием предательства; каждое упоминание о возможных изменениях в Конституции — сигнал к мобилизации, не находящей, однако, точки приложения.

«Мы живем, под собою не чуя страны».

Надо что-то делать! Что делать? Кому верить? Это вопросы, которые ставит себе постреволюционная страна. Кто честен? Кто предатель? Кто просто дурак, а кто — провокатор? И это вопросы, звучащие в частично оккупированной стране!

Если твоя Родина в опасности, если в опасности твой дом, твоя семья и твои ценности, — ты должен взять в руки оружие и защитить — свой дом, свою семью и свою Родину. Война и тирания — упрощают картину мира, делают различения добра и зла явственней, а необходимые действия очевидными.

Однако мы живём со смутной картиной мира. И Петр Порошенко сделал, наверное, всё возможное, чтобы размыть представления о доре и зле, а так же должном и позорном. Этому человеку свойственен уникальный дар — пробуждать худшие человеческие качества. Он извлекает из человеческого естества все дурные наклонности — страх, пассивность, безразличие, ощущения глупости и какой-то непонятности мироустройства. И только в таком деградирующем мире он и способен найти себе место.

Это человек-атавизм; стрелки часов на его руке вертятся в обратную сторону. Весь смысл его действий — это возвращение в прошлое. Это контрреволюция в самом дурном смысле. Он мысли и чувства заставляет вертеться в обратную сторону.

Петр Порошенко не верит в патриотизм. Нет, сам-то он патриот, надеюсь, но чувство это он считает каким-то вторичным и несущественным. Он не верит в готовность сражаться на Родину; он верит в семь тысяч под артобстрелом. Он не верит в осмысленный выбор народа; он верит в электоральные технологии. Он не верит в самопожертвование и Победу; он надеется договориться с Дьяволом. Весь его огромный и сложный жизненный опыт, давящий его верблюжьим горбом, заставляет его не верить во всяческие глупости, а крепко стоять на земле, опираясь на все четыре ноги. Он — человек-верблюд.

Все мы верблюды. Все мы тащим на себе тюки жизненного опыта; надеемся выжить в пустыне будущего, питаясь подкожным жиром. Но не войти нам в игольное ушко с горбами опыта и здравого смысла. И не увидеть нам Царства Божьего — будущей Украины.

Продай всё своё имущество, раздай деньги бедным и следуй за мной.

И отошёл молодой человек, очень смущённый.

Эти строки о Петре Порошенко, и не только о нём.

Валентин Бушанский