30 марта 2016

garry

Двадцать лет еврейской государственности в Украине, 1918-1938 гг. (часть3)

Сергей Белоконь,

доктор исторических наук, лауреат Государственной премии Украины им. Т. Шевченко

В который раз апеллируя к коллегам-историкам , сделаю предположение , почему о еврейском государстве до сих пор не говорилось так явно. Очевидно , в рассматриваемом явлении хорошо разобрались и наши нынешние власть имущие , если исследование так заинтересованно и сознательно тормозится , что это привлекает к себе внимание.
Меньше всего разрешено изучать историю оппозиции и сопротивления. Даже довели до абсурда и стремятся проводить и дальше процесс реабилитаций / отказов в реабилитации. В свое время властные структуры использовали его для самосохранения. Русскоязычный прозаик В. Войнович в своей фантастической повести так анализировал эту ситуацию: «Да это , - махнул я рукой , - касается ваших комунян. А я не только не комунянин , я даже советского гражданства вот уже шестьдесят лет с лишним лишен. И вообще я не ваш.
При этих моих словах все члены Пятиугольника как-то странно переглянулись , а Коммуний Иванович улыбнулся , широко развел руки и , называя меня моим человеческим именем , удовлетворенно сказал:
– Нет , Виталий Никитич , вы наш. Ведь мы вас реабилитировали»
[63].
Накануне развала СССР , реабилитируя страшным поспехом культурных деятелей , проходивших по делу СОУ , власть утверждала: Ефремов и Старицкая-Черняховская были лояльны , «наши». И своей же предприимчивостью засветилась , ведь это очевидная неправда.
Оппозиция была , и было сопротивление. Подавлена и замалчивается крестьянская война 20-х годов , которая взорвалась на юге Киевщины , масштабом своим не уступаящая действиям поздней УПА. Большевики панически боялись возмущенного их экспериментами и к тому же вооруженного украинского крестьянина , боялись потомков Богдана Хмельницкого и потомков гайдамаков - Гонты и Железняка. Украинский крестьянин с ружьем угрожал их власти , угрожал им всем - от Сталина до районного уполномоченного. Поэтому , разгромив крестьян силой регулярной армии , власть автоматически перешла к коллективизации , ну а затем и к голодомору. Однако не следует забывать , что украинская интифада 20-х годов , как и война Хмельницкого (Натан Ганновер) , так и гайдаматчина (уманская резня!) во многом имела антиеврейский характер.
После всего опубликованного за рубежом , а у нас - со времён перестройки , кто отважится говорить о легальности большевистской власти? Надеюсь , никто поэтому не упрекнёт мятежных крестьян в терроризме. В Женевской конвенции , принятой в 1949 году , говорится о том , что оккупированные народы имеют право на любые средства сопротивления. Но фактографии повстанцев в якобы независимой Украине почему-то боятся. Под предлогом того , что украинских крестьян и их атаманов не реабилитировали и в рамках нынешнего законодательства якобы суверенной Украины не могут быть реабилитированы , исторические материалы об этой войне не рассекречены до сих пор , хотя они уже имеют чисто академическое значение. Это наводит на мысль , что реабилитации требовались когда ещё живы были люди , - учитывая социальное обеспечение и т.д. Реабилитационный процесс был нужен живым людям , но абсолютно ни к чему мертвым. Для мертвых он так же абсурден , как было бы абсурдно требование реабилитировать одних участников Куликовской битвы и судить других. Сейчас единственная его функция - тормозить академические исследования.
В наше время реабилитации становятся абсурдными в принципе. Юрий Шевелев писал о них: «Винниченко защищают тем , что в это время он был членом партии. А если бы не был? Ефремова тем , что СОУ не существовал. Ну а если бы существовал? Оттого заслуги их перед украинской культурой уменьшились бы?» Становится все очевиднее , что делами - не только реабилитированных , но и уголовными делами вообще - должны заниматься не юристы , а историки. Надо добиться соответствующей коррекции законодательства. Кто станет инициатором такого начинания?
Исследования межвоенных десятилетий , прежде всего исследования по истории власти , осложняются тем , что в 1941 году в Киеве был уничтожен весь архивный фонд с делами партийной номенклатуры. Пусть всё это события старых времен. Но , когда идет процесс вскрытия архивов и дошло до личных дел чекистов , почему же нынешние власть имущие так заинтересованно ответили категорическим «нет»?
Я оптимист и предполагаю , что все это , в конце концов , - технические препятствия. Если не мы теперь , то будущие поколения историков будут работать с этими материалами. Потому что проблему сформулировано , она нависает. И , как говорил композитор Людкевич , этому нет совета.
Однако надо отметить , что фактографии по этим вопросам не так уж и мало. Сосредоточена она прежде всего в архивно-уголовных делах украинских крестьян-повстанцев , а также представителей православного клира.
В местечке Мокрая Калигирка обмундирование и сапоги для повстанцев Лютого-Лютенка и Грызла (погиб в бою в 1922 году) шили еврейские портные и сапожники. Когда пришли красные , всех мужчин согнали на выгон , поставили в ряды и каждого десятого выводили на расстрел. Расстреляли 17 украинцев и 5 евреев за «содействие повстанцам» [64].
Однако преобладали , к сожалению , другие отношения. Как подчеркивал Антонов-Овсеенко , «части , подчиняющиеся Григорьеву , если не все , то во всяком случае большая половина из них , настроены антисемитски и ведут открытую погромную агитацию» [65]. В знаменитой «Инструкции агитаторам-коммунистам» Троцкий утверждал: «Коммуну , чрезвычайку , продовольственные отряды , комиссаров-евреев возненавидел украинский крестьянин до глубины своей души. В нём проснулся бодрствуя сотни лет вольный дух запорожского казачества и гайдамаков».
И это не выдумка. Что было , то было. В одной из листовок Мефодия Голика-Зализняка (апрель 1921) писалось: «Братья крестьяне! Много времени украинский народ гнётся под кацапско-еврейским игом. Над нами глумятся еврейские наймиты! Лучшие сознательные сыны Украины сотнями гибнут за нас по красным чрезвычайкам» [66].
Поскольку я специализируюсь на истории Украины XX ст., меня в этой истории особенно интересует сама схема исторического процесса. Поэтому в этой работе моей сверхзадачей было дать толчок к разработке такой схемы. Содержательное наполнение понятия «оккупационного режима» необходимо осмыслить на живом материале , иначе им нельзя пользоваться.
Предлагаю рассмотреть систему управления через её персональный состав. Эту идею выдвинул в свое время выдающийся украинский генеалог Вадим Модзалевский. «Вообще необходимо заметить , - писал он , - что изучение какой-либо эпохи только и возможно при детальном изучении биографий отдельных её деятелей. При этом наибольшее значение для уразумения данного времени имеют биографии деятелей средней руки [...]. Изучить жизнь этих средних людей , их психологию , круг интересов , взаимные отношения , борьбу между собой , вообще всю их будничную обстановку - значит изучить эпоху в полной мере , понять её и осмыслить» [67]. Впоследствие это стало известно под названием нэмиризма. Как известно , английский историк Нэмир , работая над историей английского парламента , раскрыл её через биографии всех его членов. И это более производительный путь , чем просто пройтись по формуле «политической организации экономически господствующего класса», как это было принято в советских энциклопедиях 50-х годов.
Напоследок не могу не остановиться на принципах , которые легли в основу предлагаемой работы. Конечно , это лишь «Материалы» для словаря. Нечто большее одному человеку не под силу.
Меня интересует прежде всего система управления. С этими вопросами были проблемы и у Владимира Кубиёвича. Году в 1949-м в систематической части «Энциклопедии украиноведения» Александр Юрченко в параграфе «Устройство Советский Украины в составе СССР» написал статьи «Возникновение сов. государственности» , «Распространение сов. режима в Украине и образование УССР» и др. в плане национал-коммунизма (том II, с. 670-677). Но очевидно это кого-то не удовлетворяло , потому что в словарной части разделов «Государство» и «Государственность» вообще нет (соответствующий том вышел в свет 1957).
Как уже сказано , в первую очередь в этом словаре говорится об управленческом аппарате: большевистской партии , законодательной и исполнительной ветвях , силовых структурах (персоналии вездесущего ЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД расписано по монументальному труду Охотина и Рогинского , обеими словарями Золотарёва и архивами) , суде и прессе. Описывая тех людей , кто писал слово «еврей» в анкете , в первую очередь я ориентировался на делегатов партийных съездов. Такие анкеты особенно помогли , поскольку фактически единственным пропуском в аппарат управления был партийный билет , а делегаты имели шанс занять руководящее кресло до съезда следующего. Выкладывались у меня эти материалы во время работы над «Массовым террором». Предлагаемый словарь – это , собственно , побочный продукт той , большей книги. Обработано дела фонда ЦК КП(б)У - опись 1, 6 , 16 и 20.
Надо признать, что общая картина государственности 1918-1938 годов выглядит довольно уныло. Светлое царство коммунизма почему-то всегда откладывалось на дальнейшую перспективу (эдакая , словами Хвылевого , «голубая даль») , в реальности мы имели то , что имели. И они получили то , что получили.
В конце концов я решил составить словарь выдающихся евреев Украины , включив в него ученых и писателей. Если найду поддержку , получится две части: управленческий аппарат и ученые и деятели культуры. В каждой из этих групп достаточно много репрессированных.

63.Войнович В. Москва 2042, –Москва: Вся Москва, 1990. – С. 288.
64.Коваль Р. Атаманы Гайдамацькогокраю. - М., 1998. - С. 128.
65.Антонов-Овсеенко В. Записки о гражданской войне. –Т. 4. – Москва – Ленинград, 1933.Цит. за: Ко­валь Р. Отамани… – С. 158.
66.Коваль Р. Атаманы ... -С. 102.
67.Модзалевский В, Л. Материалы для биографии Стародубского полковника Тимофея Алексеевича //Труды Черниговской губернской ученой архивной ко­миссии. – Вып. 12, – Ч. 1. – 1917-1918. – С. 3-4.